Криминал из 80-х: как под Киевом майор по фотографии раскрыл убийство на БАМе

Криминал из 80-х: как под Киевом майор по фотографии раскрыл убийство на БАМе

Криминал из 80-х: как под Киевом майор по фотографии раскрыл убийство на БАМе

Недавно электронный сервис Money Station предотвратил кражу денег в момент авторизации клиента и этим раскрыл убийство. Механизм догадался: перед ним не лицо живого человека, а фото, и попросил «предъявителя» подмигнуть, чего, естественно, снимок не сделал. Чудеса современной науки и техники неоспоримы. Но вот вспомнилась история из далеких 80-х, когда преступление тоже раскрыли по фото. Для этого понадобились одно лишь увеличительное стекло и наблюдательность в сочетании с хорошим оперативным опытом.

Отличница, комсомолка, красавица

Все началось с богатого по социалистическим меркам села в Киевской области, где проживала семья Козловских: Василий – бригадир-тракторист, зампарторга, его супруга — заведующая свинофермой, и дочь Ирина — отличница, комсомолка, красавица. И работящая к тому же — хоть вымпел давай. Парни за забор усадьбы передовиков заглядывали, но барышня шуры-муры с местными не крутила. Мечтала в город уехать, в вуз поступить и жениха ученого найти.

Может, так бы оно и случилось, если бы в село не приехал из райцентра фотограф, которого пригласили для работы над школьным выпускным альбомом. Андрей был на семь лет старше выпускниц, кучерявый, статный, с темными кавказскими глазами и носом с горбинкой. Ирина смутилась, когда он вокруг нее крутился, готовя к съемке. И свет по-разному выставлял, и челку самолично поправлял, и передничек белый на плече разглаживал.

Фото получилось, как из глянцевого журнала. Все десятиклассницы в альбоме – девчонки девчонками. А Ирка — прям принцесса. Когда в школу альбом привезли, одноклассницы чуть в обморок от зависти не попадали. И давай шушукаться!

А тут и новый повод: фотограф прямо в классе, где альбом училке передавал, предложил Ире сделать портфолио. Тут уж девчонки чуть в голос не завыли. А Ирке будто все равно — во второй половине дня отправилась с «городским» на берег речки и позировала аж до сумерек.

Скоротечный роман

…После выпускного Андрей на белом «Москвиче 412» подкатил под крыльцо юной девицы. Та букетик взяла, позвала чай пить с клубничным вареньем. Слово за слово, начали завязываться отношения. Теперь автомобиль фотографа все чаще стал останавливаться возле дома Козловских. Родители, поначалу смотревшие сквозь пальцы на очередного дочкиного ухажера, забили тревогу. Абитуриентская страда на носу, а тут этот залетный лезет со своими фотографиями и букетами. Не знали честные колхозные труженики, что дочка уже через конфетный период переступила!

Решились родители на серьезный разговор, но такой он получился, что Ира на следующий день вещи свои собрала и папе с мамой в лицо бросила: не маленькая уже, сама разберусь! Хлопнула дверью и поехала в райцентр к Андрею.

А там своя беда — потенциальные свекруха со свекром. Мало что «сельские» родители приезжают со скандалами, так «городские» вовсю сына пилят: соплюшку привез, за ум не хочешь браться. 25 лет на носу, а без диплома ходишь.

Ирина, понятное дело, в вуз тоже не пошла. Любовь — она всего дороже. Увлеченные романтикой молодые люди решили бежать из-под надзора предков.

«Слышишь, время гудит — БАМ!»

Была такая популярная песня и тема популярная. БАМ — комсомольская стройка века. Добровольцев с руками отрывали. Вот и наша пара отправилась в Восточную Сибирь. Долгий переезд прошел нормально, но, чтобы получить отдельную комнату в общежитии, пришлось молодым расписаться. Тут и постиг Иринку первый удар: оказывается, любимый уже был женат, правда, развелся…

Ну что тут уже поделаешь! Сыграли комсомольскую свадьбу, стали обустраиваться. Ирина в столовой рабочей борщи приставлена была варить. Андрей записался в проходчики, но больше времени старался в «красном уголке» проводить — фотографировал передовиков и передовичек, стенгазету выпускал.

К физической работе парень оказался неготовым. Приходил домой усталый, злой. Попрекал жену, что ради нее творческой карьерой пожертвовал, что не так смотрит, не так ласкает, жалеет его не так… Ирине и самой ни суровый климат, ни кастрюли с половниками не больно нравились. Но терпела. Искала отдушину в посиделках. Тут ее новый удар и настиг. Когда на кухне девчата в очередной раз перебирали косточки мужикам, не выдержала — пожаловалась на жизнь. Настя, старшая повариха, будто этого и ждала — выложила при всех, что мол ходят в бригаде Андрея слухи, будто он за новенькой медсестрой Оксаной стал ухлестывать.

Измена

Оксана хоть и новенькая, но на участке ее хорошо знали. Разведенка, оставила двухлетнего ребенка родителям, а сама за «длинным рублем» поехала. Ну и за новой семьей. Ко многим мужикам медичка клинья подбивала. Но никак Ирине не верилось, что ее Андрей после их великой романтичной любви способен на такую разбитную бабенку позариться.

Домой Ирина шла решительно и смело: вот сейчас задам этому кобелю, будет у меня в ежовых рукавицах! Андрей как раз пленки проявлял в маленькой каптерке за шторкой. Прямо оторопел, когда жену такой увидел. Клялся, божился, что ничего у них с Оксаной не было. Да, заходил в медпункт, давление померить. А рубашку снял, чтобы спину послушала — вдруг на морозе бронхит подхватил. Она же, Ирина, не видит, что муж болеет, не хочет понимать.

То же самое и Оксана в медпункте, куда Ирина пожаловала, говорила. Не было ничего — только медицина. Врала, конечно. Было у них с Андреем, и не раз. И на жену свою любовник Оксане жаловался: опостылела до чертиков.

Роковой пикник

Дело шло к весне. Отношения между супругами не то чтобы наладились, но стали ровнее. Андрей не так пилил жену, как раньше, а она все больше прислушивалась к себе: тошнота часто подкатывает и внизу живота будто тянет.

— Кажется, у нас ребеночек будет, – призналась супругу Ирина. — Я уже и своим позвонила, сказала. Давай пришлем им наше фото на память.

Андрей отпрянул от жены и только глазами захлопал.

— Не рад?

— Да что ты, рад, конечно. А фото тоже… Да, потом, когда на пикник в тайгу пойдем.

Вот и 1 Мая подоспело, комсомольцы собрались на маевку, как именовались в те времена пикники. Андрей треногу взял, всех фотографировал на фоне природы. Тут и Оксана отдыхает. На Андрея не смотрит, а возле Иры вьется, как лучшая подружка. Заболтались девчонки, пошли прогуляться, углубились в заросли малинника. За ними и другие «бамовцы» по лесу разошлись — ноги размять.

Дело к сумеркам, а подружек нет. До вечера по лесу бегали-аукали, а вечером участковому сообщили: пропали две девушки.

Эксперт Кравченко

На следующее утро Оксана сама нашлась. Позвонили из соседней деревни, куда из леса выбрела. Испуганная вся, одежда порванная, кожа исцарапанная. Рассказала, что заблудились они с Ириной. Долго дорогу найти не могли, а потом набрели на медведя. Оксане удалось убежать, а Ирину косолапый утащил.

В тайге и не такие случаи бывали. Группа спасателей прочесала окрестные чащи — нашли на одном из кустов обрывок Ириной курточки. Следователь кипу бумаг исписал, и дело в отказ стал готовить. Тем более что спустя две недели охотники нашли в лесу обглоданные до кости дикими зверями останки человеческого тела. Эксперты установили, что принадлежали они женщине лет 19-22-х.

Оксанины родители чуть не умерли, когда Андрей им позвонил со страшной вестью. Да и он в трубку рыдал: жили душа в душу, о детках мечтали. Вот фоточку последнюю сделали. Все, что на память о любимой осталось, вам высылаю…

На сорок дней по исчезновению Ирины в ее доме под Киевом собрались родные и друзья. Захлебываясь рыданиями, мать показывала фото, которое пришло с далекого БАМа. Ира и Андрей рядышком, в объектив улыбаются.

— А лупа у вас в доме есть? — нарушил тишину капитан милиции Егор Кравченко, давний приятель отца Ирины. — Что-то фотография как не натуральная.

Посмотрел сквозь увеличительное стекло — да вот она, тонкая линия склейки! К чему бы такое, если у молодых все путем шло?

На следующий день капитан через коммутатор говорил с амурским коллегой. Поинтересовался мужем пропавшей женщины. Услышал в ответ, что Андрей после всех допросов стройку покинул, сказал, будто с матерью дома нехорошо. Кравченко поделился с тамошним следователем своими сомнениями…

Главная свидетельница Оксана в медпункте еще работала, но всем говорила, что тоже будет увольняться.

Признание

Вдовца задержали на одном из вокзалов в пригороде Киева. После нескольких дней в камере ИВС, куда к нему двух уголовников «для воспитания» подсадили, поплыл и сознался. Окончательное решение избавиться от жены без скандала Андрей принял, узнав о беременности Ирины. Оксана, по глупости имевшая на мужика реальные виды, план поддержала.

Во время той маевки она специально увела Ирину с собой, а потом бродила ночь по лесу и царапалась кустами, чтобы все выглядело правдоподобно.

Ирину убил Андрей — подкрался сзади и стукнул по голове. Молотил железом, чтобы было наверняка. Тело оттащили в овраг, где забросали валежником. Куртку порвали, чтобы развесить на кустах.

И только тут Андрей вспомнил, что так и не сделал обещанное родителям Ирины фото. Ее снимал на пикнике, всех других тоже, а рядом с женой так и не встал.

Пришлось исправлять — приладил треногу, настроил фотоаппарат и показал Оксане, на что нажимать. Дома склеил два снимка и стык заретушировал.

После суда Андрей снова отправился на север СССР, но уже под конвоем. За убийство беременной жены ему грозил расстрел, но адвокаты добились 15 заключения.

Оксана в роли соучастницы получила 10 лет — сделали скидку на малолетнего ребенка.

А провинциальный опер капитан Кравченко благодаря раскрытому делу наконец получил подполковника. Но больше ему не светило. Так и вышел на пенсию, не дождавшись «полкана».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Криминал из 70-х: как покрывали машину председателя горисполкома

 

Источник: https://kp.ua/incidents/656987-krymynal-yz-80-kh-kak-pod-kyevom-maior-po-fotohrafyy-raskryl-ubyistvo-na-bame