Почему медики не смогли вовремя поставить диагноз раненому 5-летнему Кириллу

Почему медики не смогли вовремя поставить диагноз раненому 5-летнему Кириллу

Смерть 5-летнего Кирилла, которого в Переяславе-Хмельницком якобы застрелили подвыпившие полицейские, остро поставила вопрос — а как действовали медики, чтобы спасти раненого мальчика? Якобы, по словам соседей, скорая помощь на вызов не приехала. Потерпевшего на автомобиле  доставили в больницу в Переяславе-Хмельницком, где в течение 5 часов врачи не могли определить, что случилось с ребенком. Долго ждали нейрохирурга из Боярки, который один дежурит на всю Киевскую область.

Неужели уровень медицины в двух шагах от столицы столь катастрофический? А что говорить тогда о других областях? Эти вопросы «КП» в Украине» обсудила с главой Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктором Сердюком.

Протокол не выполняется

Почему медики не смогли вовремя поставить диагноз раненому 5-летнему Кириллу

Виктор Сердюк.

— Виктор, если не углубляться в трагедию с Кириллом, а от нее оттолкнуться — почему медицина часто не может спасти людей?

— Для спасения людей существует регламент медицинской помощи. Но выполнять его сложно из-за себестоимости. В стране на одного гражданина выделяется 100 долларов в год на медицинское обслуживание. Это самая маленькая сумма в Европе. К примеру, в той же Молдове это 200 долларов, а в Беларуси — 250.

Нам, людям, кажется — эти деньги должны идти исключительно на бинты, вату и вакцины. Но тогда придется самим делать все перевязки и уколы. За 100 долларов можно базово обеспечить лекарствами, но при этом пациент окажется предоставлен сам себе.

— Так вот откуда это взялось — на прием приходить со своим бинтом, физраствором и шприцом?

— Да. Ведь чтобы все медицинские манипуляции было кому делать — необходимо платить зарплаты. Чтобы было где делать — оплачивать коммуналку. И сегодня из этих 100 долларов 70% уходит на зарплаты. На коммуналку уходит около15% и остальное на обеспечение функционирования.

В таких условиях требовать выполнения медицинского протокола не получится.

Если бы выделялось минимум 400-500 долларов на одного гражданина в год, можно было бы еще говорить о каком-то регламенте, а пока бесполезно.

— Но медицинская реформа должна решить эти вопросы?

— Ну да, реформа. Украина превращается в Мозамбик. Там 25 млн населения и всего 12 больниц. Министерство якобы добивается улучшения медицины — будет 2000 врачей с большой зарплатой в несколько тысяч долларов и одна областная больница, которая и будет выполнять медицинские протоколы.

— И будут выезжать на вызовы и квалифицированно и вовремя оказывать помощь?

— Где вы видели, чтобы в Мозамбике кто-то куда-то приезжал? Рожают почти на дорогах, болеют у себя дома, до больниц не доходят. Вот у нас все к этому и идет.

— Но у нас же децентрализация, она должна как-то улучшить эту ситуацию?

— Скажите мне, откуда и куда вливаются деньги? Еще раз повторяю — 100 долларов, и точка.

— Еще раз спрошу — а медреформа? 

— Сегодня мы увидели, как отразились две реформы на жизни одного раненого мальчика. Полиция и медицина.

Но на реформу полиции выделяют деньги. Им ведь не говорили: купите себе автомобили, форму, пистолет. А докторам говорят: купите себе компьютер, сделайте это, обеспечьте то и так далее.

Смертность увеличивается

— А если бы были деньги, спасли бы мальчика?

— Давайте посмотрим глубже. За 3 года в Украине ни разу не собрали консилиум, чтобы проанализировать детскую и материнскую смертность. Вообще.

У нас уникальное сочетание смертности в Украине. Официально делится она на три вида: смертность в больницах, смертность дома и смертность в других местах. А где в других местах — непонятно: под забором, что ли?!

Так вот смертность в больницах, то есть это люди, которые были доставлены в больницы, за последние 5 лет возросла в 3 раза. А вот по каким причинам — это уже никому не интересно.

В одной из областей провели проверку — анализы, истории болезней, причины смертности и их количество. И выяснили, что в одной из районных больниц смертность за 3 года возросла в 20 раз.

— А причины не выявили?

— Сегодня все чаще не делают вскрытия. Зачастую в больницах просят родных подписывать документы «по религиозным причинам прошу не делать вскрытие» — и все. Почему человек умер — никто не знает. И таких загадочных смертей уйма. Поступил живой — выписался мертвый.

Так вот я это к тому, что у нас сегодня отсутствует мониторинг и контроль таких случаев. Никому это не интересно. Интересно другое — из 80 000 заболевших корью умерло 15 человек. А из 80 000 заболевших инфарктом сколько умерло? Об этом не говорят.

— А сколько?

— В одном из городов провели исследования в инфарктных отделениях. Из 100 поступивших, как вы думаете, сколько должно умереть? Я вам подскажу. Приблизительно из 100 человек, которых инфаркт настигает дома и он не обращается за помощью, умрет 30-40 человек максимум.

А если привезти его в инфарктное отделение, из 100 человек умирает 95.

— Как такое возможно?

— Вот так и возможно. Но об этом никто не знает, зато трубят о кори месяцами. И я уже не говорю о ситуации в онкологиях и прочих.

Почему медики не смогли вовремя поставить диагноз раненому 5-летнему Кириллу

Трагедия с 5-летним Кириллом показала, что реформа здравоохранения в Украине еще далеко не закончена. Фото: REUTERS

Нехватка врачей

— В случае с Кириллом, честно говоря, мне слабо верится, что на всю Киевскую область один нейрохирург.

— Почему? Например, на три районные больницы в Черниговской области всего один анестезиолог. Хирург есть — может резать, но анестезиолога нет — хотите, будут резать так, без наркоза, а что еще делать.

В Киевской области тоже есть нюансы, но тут как-то проще. Все-таки столица рядом. Но опять-таки, насколько мне известно, действительно всего один детский нейрохирург на всю область. Вот там еще один ответ на вопрос, почему раненого мальчика так долго спасали и в итоге не спасли.

Почему врачи 5 часов не могли установить причину травмы? У нас отсутствует утвержденная цепочка регламента передачи пациентов. То есть если после манипуляций пациенту не стало лучше, врачи не знают, что с ним делать дальше. Затем наступает страх, и они задаются вопросами: что, если сейчас пациента куда-то отправить, а там выявят допущенные нами ошибки, вдруг мы что-то не так сделали?! Паника.

Есть пример, когда в Киевской области умер мальчик от ожогов. А умер он потому, что в области нет детского ожогового отделения. Есть взрослое, но туда не везут. И все дети, которые не попадают в городской ожоговый центр, умирают. Это уже давняя история, не раз ее обсуждали и даже утвердили, что будут принимать детей в городском центре, но камнем преткновения встал вопрос — будет ли область финансировать это.

— Это касается лишь Киевской области?

— Что вы! Хуже дело обстоит в Тернопольской области. Там вообще закрыли областной ожоговый центр. Вообще никакого нет. Теперь везут ребенка в электричке в Киев и вызывают такси с вокзала. И скажите теперь, что это не Мозамбик?!

1300 обожженных, ударенных током, обмороженных — расползаются по другим областям.

— Как так просто можно закрыть областной ожоговый центр?

— Как оказалось на практике, проще простого. А знаете, где находится областной ожоговый цент Полтавской области? В городе Кременчуге. И кто мешает закрыть и этот центр? Кроме, так сказать, доброй воли мэра города?  У нас же децентрализация. В этом случае она сыграла против медицины.

История вопроса

В Переяслав-Хмельницком Киевской области подвыпившая компания устроила стрельбу по бутылкам 31 мая. Среди них были сотрудники полиции Владимир Петровец и Иван Приходько. Они подозреваются в том, что случайно попали по пятилетнему Кириллу Тлявову, который играл поблизости. Мужчин задержали под утро следующего дня. 3 июня 5-летний мальчик умер от ранения головы. 4 июня суд арестовал полицейских без права внести залог.  Виновными они себя не считают.

Цифры

По данным Государственной службы статистики, на 1 декабря 2018 года число умерших почти вдвое превышает число рожденных: на 100 умерших — 58 рожденных. Точные причины смертности не устанавливались.

В 2015 году среди европейских стран Украина лидировала по уровню детской и материнской смертности. В последующие годы число умерших стало снижаться, но на сегодняшний день нет точных статистических данных.

Ежегодно около 7000 украинских детей попадают в больницы с ожогами. Это лишь те дети, которые оказались в стенах медицинского учреждения. Общая цифра, включающая всех пострадавших от ожогов, не известна.

Источник: https://kp.ua/incidents/639665-pochemu-medyky-ne-smohly-vovremia-postavyt-dyahnoz-ranenomu-5-letnemu-kyryllu