Антикоррупционный суд — не палач, он не может работать по разнарядке

Антикоррупционный суд - не палач, он не может работать по разнарядке

Антикоррупционный суд — не палач, он не может работать по разнарядке

Впору объявлять государственным праздником 5 сентября: в Украине заработал Высший антикоррупционный суд! Украинцы ликуют, как французы в 1792 году, когда на Гревскую площадь тащили гильотину. Увы, парижане достаточно быстро разочаровались в новом виде казни, посчитав его незрелищным. И мы рискуем испытать подобное чувство по причине малой эффективности органа, на который возлагаем большие ожидания. 

Началось с конфуза, получился казус

Создания Высшего антикоррупционного суда (ВАКС) от Украины требовала Европа, угрожая отобрать транши и гранты. Также в свое время она настаивала на Национальном антикоррупционном бюро. За четыре года с хвостиком работы НАБУ мы не дождались ни одного громкого приговора. Руководство кивало на «неправильные» суды, которые тормозят их святое дело. И вот — свершилось, появился «свой» суд.

Правда, началось с конфуза: львиная доля дел — порядка трех тысяч — в ВАКС должна перейти из Госбюро расследований. Три десятка судей просто погребло бы это цунами. Подсобил президент, подав законопроект, которым депутаты должны отсечь конкурента и оставить только дела НАБУ. 200 уголовных производств — вполне подъемная ноша.

Но теперь получается юридический казус: отдельный суд обслуживает не Уголовный кодекс в целом, а отдельные государственные органы. НАБУ, САП и ВАКС замыкаются в этакий треугольник, а дела ГБР будут слушать в обычных, из контекста получается, коррупционных судах. 

Торговаться самим с собой

Ну да ладно, народ хочет крови чиновников, и он должен ее получить побыстрее и больше! 

— Позитив от создания нового суда в том, что дела будут рассматриваться быстро во времени, — говорит старший научный сотрудник Института государства и права Николай Сирый. — Можно назначать одно-два заседания в месяц, а не делать перерыв в три месяца, как в обычных судах. Однако у судей ВАКС нет достаточного опыта и квалификации для рассмотрения антикоррупционных дел. В критических вопросах могут происходить заминки, которые приведут к затягиванию процессов.

Но самое печальное может начаться, когда судьям придется торговаться самим с собой. Не секрет, что детективы НАБУ в погоне за имиджем допускают процессуальные нарушения. И вот как быть судье — закрыть глаза, чтобы исполнить святое кровопролитие, или поступить по закону? Если ВАКС, не доведи Господи, вынесет оправдательный приговор, это будет «зрада» — всем «зрадам» «зрада»!  

— Наше общество не воспринимает справедливые решения, если они идут вразрез с его запросами, — констатирует Николай. А если суд будет руководствоваться требованиями общества, то пойдет на нарушение.

Приказано: 20 приговоров

— У меня есть несколько клиентов, которые зашли в суд через НАБУ. Дела затягиваются не потому, что их не хотят слушать, а потому, что сделаны топорно, — говорит адвокат Александр Плахотнюк. — Когда стало известно об открытии Высшего антикоррупционного суда, подсудимые, понятно, заволновались. Я успокаивал: это же суд, он будет объективно все оценивать. Но когда услышал, как Руслан Рябошапка (в бытность замглавы Офиса президента. — Ред.) сказал, что до конца года ожидается более 20 приговоров в ВАКС, сам засомневался в своих словах. Суд — это не палач, он не может работать по разнарядке!

Еще юристов поразили слова Владимира Зеленского «Мы поможем, чтобы эти люди были наказаны!» о топ-чиновниках.

— Президент может помочь обеспечить работу суда, но не выносить обвинительные приговоры, — говорит Александр Плахотнюк. — Суд ставят в зависимое положение. Заведомые приговоры через три-пять лет будут обжалованы в Европейском суде.

По мнению юристов, заангажированность ВАКС заложена в самой его структуре: первая и вторая инстанции в одном флаконе. Формально палата судей, которые будут рассматривать дела по сути, и апелляционная палата разделены, но по факту все в «одной песочнице» по адресу Победы, 41, и тесно общаются между собой.

По примеру Уганды

Ну и на закуску о мировой практике. В Европе антикоррупционные суды функционируют только в Болгарии, Словакии и Хорватии, больше нигде. Зато распространены в странах Азии и Африки. Двупалатная модель и узкая специализация, которую одобрили для Украины западные эксперты, используется в Афганистане, Уганде и Малайзии. Пожалуй, это все, что нужно понимать о нашей оценке европейскими партнерами.

— В Европе тоже есть коррупция, но там не создают антикоррупционные суды потому, что это неправильный путь, — говорит Николай Сирый. — Коррупцию нельзя выделять из системы служебных преступлений, это первое. Второе — в таких специализированных судах есть опасность влияния политики.

По мнению эксперта, украинскому ВАКС не отпущена долгая жизнь. Вслед за восторгом придет прозрение, и лет через пять-семь суд вольется в общую систему третьей ветви власти.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Антикоррупционный суд: 7 наивных вопросов для «чайников»

Антикоррупционный суд — это наше все. Такой вывод можно сделать из кипящих вокруг него страстей. Без Антикоррупционного суда на нас недовольно фыркает Евросоюз, МВФ зажимает денежки, а Национальное антикоррупционное бюро плачет аки сирота малая, брошенная в толпу уголовников. И вот закон принят. Что нового он принесет в нашу жизнь, как и на чем скажется, разбиралась «КП» в Украине». 

Источник: https://kp.ua/politics/646362-antykorruptsyonnyi-sud-ne-palach-on-ne-mozhet-rabotat-po-raznariadke