Что нам дали бурные десятые годы: триумф соцсетей и крушение иерархии

Что нам дали бурные десятые годы: триумф соцсетей и крушение иерархии

Что нам дали бурные десятые годы: триумф соцсетей и крушение иерархии Что нам дали бурные десятые годы: триумф соцсетей и крушение иерархии

Давайте же попрощаемся с десятыми, обернувшись на то, что они нам принесли.

Нулевые стали передышкой после девяностых

Часто приходится слышать и спорить о том, как соотносятся с нынешним временем 90-е годы или, напротив, как выглядит на фоне современности Советский Союз.

Но почти никто еще не сравнивал нулевые и десятые годы — хотя нынешнее десятилетие уже близится к финалу и можно кое-что обобщить.

Атмосфера этих двух времен, конечно, разная.

Нулевые были эпохой этакого счастливого сна, временем, когда последние 15 лет ХХ века, такие трагичные для Советской империи, наконец-то закончились и наступило прекрасное, усталое, тихое ничего. Когда показалось, что все плохое уже позади, и мы теперь хоть и небольшими шагами, но движемся к лучшему, и даже не столько к «самому лучшему» из какой-то утопии или мечты (в нулевые было принято иронизировать над мечтателями), сколько к сытому и в самом простом и повседневном смысле западному.

И даже страшные новостные громы и молнии, периодически будоражащие информационное пространство, не могли перебить это ощущение: страна отдыхает. Здесь все хорошо.

Надежда на взлет, Майдан и война 

Десятые годы оказались более трудными.

Они останутся в памяти как нервное, тревожное время, заполненное ожиданием конфликтов, протестов, каких-то перемен, и большей частью совсем не хороших. Сон кончился, постисторическая пауза истекла — и если одна часть общества стала готовиться к тому, чтобы снести все вокруг, то другая — оборонять то, что она успела выстроить и собрать.

Начиналось все вовсе неплохо. Евро-2012, отремонтированные и помытые города, новые дороги, «Донбасс Арена» — восхитившая весь мир, первые тысячи иностранных туристов. Казалось, вот оно, мы на пороге мирного и настоящего благополучия.

Люди словно бы отвлекались на некоторое время, чтобы порадоваться, а потом возвращались к тревоге. Не зря. Радужные ожидания не оправдались. Сначала был Майдан, а потом война, конца которой пока не видно. Несмотря на первые робкие надежды (обмен пленными, встреча в «нормандском формате», относительное затишье на фронте).

Разрушение порядка 

И все-таки я думаю, что атмосфера времени — это дело важное, но не главное. А главным отличием десятых от нулевых стала распределенность.

Сейчас объясню.

Распределенность — это крушение иерархии. Разрушение порядка. На смену им в десятые годы пришел творческий хаос.

Теперь любая девушка — сама себе гламурный журнал

Лучший пример — индустрия гламура и красота.

Раньше как было? В двух-трех знаменитых женских журналах за большие деньги лучшие визажисты и фотографы делали из женщин красавиц, а кто не был допущен к этому процессу, тот наблюдал за ним издалека со смесью восхищения и зависти.

Теперь не так. Теперь в огромном количестве Инстаграмов — с нынешним уровнем мобильной фотографии, а еще фотошопа, а еще косметики — каждая девушка сама себе женский журнал. И гламур больше не подчиняется строгому порядку, он отныне везде.

Так и со многими другими приметами времени.

Экстрим-такси

Был таксист в таксопарке вместе с живым диспетчером. Стало мобильное приложение, автоматически тасующее безумное количество не всегда адекватных людей за рулем.

Был телевизор — стал Телеграм

Была информация, расходившаяся по четко определенному кругу: агентства -телевизор — газеты.

А теперь путаница из анонимных телеграм-каналов, перебивающих и опровергающих друг друга каждую секунду.

Война — без дивизий

Была война, увязанная с использованием регулярной армии: генерал отдал приказ — и дивизия двинулась.

А теперь войну могут вести наемники, кондотьеры, самые необычные люди, чья официальная принадлежность никем не подтверждается — думайте что хотите.

Вместо офиса — Гугл. Кошелек

Была жесткая привязка: работа — это офис с девяти до шести.              

А теперь только откроешь соцсети, как уже рябит в глазах от современных коробейников, от всевозможных торговцев своими лекциями, книгами, услугами, и вместо бухгалтерии и отдела кадров у них: «а вот мой Гугл. Кошелек». 

Знаменитостей — толпа

Был знаменитый телеведущий на тв-канале, а теперь целая толпа телеведущих в YouTube, и некоторые из них популярны как сам телевизор.

Интернет — везде

Был интернет в компьютере — большом, неудобном, в ящике на столе, а теперь интернет где? Он везде!

История у каждого своя

И даже жертвы, даже коллективные обвинения, адресованные этими жертвами кому-то, распределились: раньше была уникальная история Второй мировой войны, а теперь каждое государство, конфессия, национальная группа претендуют на то, что это они пострадали больше других, что жертвы — именно они.

Кроссовки вернулись

Хорошо ли жить без иерархии в этой новой распределенности — в хаосе, в хоре противоречащих друг другу голосов?

Не сказал бы, что хорошо или плохо.

Сложно.

Но десятые годы научили всех жить именно так.

Ох, забыл еще кое-что очень важное.

Все теперь стали носить кроссовки.

Раньше не носили — может, лет 20 они не были в моде, и вот вернулись.

И это скромное возвращение — в кои-то веки — не про атмосферу, не про добро и зло.

Это просто кроссовки.

Я, правда, их не ношу.

Остался в нулевых. 

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Страна переселенцев и заробитчан 

Когда с легкостью, когда «со скрипом», бывало «с кровью» в уходящем десятилетии мы стали отрываться от родных и насиженных годами мест. Резко так, часто неожиданно. Толчком стали события 2014 года. Сначала Крым, затем Донбасс. Люди переезжали миллионами. В никуда. По разным оценкам, уехало от трех до четырех миллионов человек.

Из обыденного лексикона как-то незаметно исчезло определение «донецкие», последние годы так раздражавшее большинство людей в стране. Появилось новое и немного унизительное – «переселенцы». И ведь мало кто задумывался — дом на съемное жилье поменял приблизительно каждый десятый гражданин Украины. Да, большинство осталось в стране, но самые настырные и авантюрные рванули «за кордон». 

Дальше случился безвиз, и опять толпы соседей и знакомых перебрались за рубеж в надежде заработать на квартиру, безбедную старость и на мечту. И снова эксперты называют разные цифры мигрантов, не менее шокирующие. От трех до десяти миллионов человек. А это (если брать максимальную цифру) уже каждый четвертый. Рискну предположить: столь массовые переселенческие процессы были у нас в прошлом лишь после Гражданской и Второй мировой войны. 

Собственно, к чему я это все пишу… Очень хочется верить, что этот спорный «бренд» останется в прошлом десятилетии. Заявленная новой украинской властью программа «Возвращайся и оставайся» окажется не просто словами, а реальным действием. Переселенцы захотят (могут-то они в большинстве и сейчас) вернуться домой. Ну и главное – наступит мир. Ведь сколько бы мы ни рассуждали о том, как изменилась наша жизнь в период между 2010 и 2020 годами, все равно где-то там, в глубине подсознания, понимаем – мы увидели войну. И пора бы уже ее закончить…  

Источник: https://kp.ua/life/656268-chto-nam-daly-burnye-desiatye-hody-tryumf-sotssetei-y-krushenye-yerarkhyy