Как в Париже 100 лет назад судьбу Украины решали

Как в Париже 100 лет назад судьбу Украины решали

Как в Париже 100 лет назад судьбу Украины решали

Парижская мирная конференция, проходившая с 18 января 1919 года по 21 января 1920 года, — событие по тем временам эпохальное. Знаковое. Шутка ли, перед власть имущими стояла задача — пересмотреть существующий мировой порядок. В украинской, как и советской историографии этому мероприятию внимания почти не уделяли. Разве что протокольно отталкивались от итогов. Понятно почему. В СССР форум считали не иначе как заговором империалистов против зарождающейся советской державы. А в независимой Украине тот Париж «забыли», поскольку миссия, присланная на конференцию из Киева, завершилась фиаско. Разберемся почему…

Правила игры мирового форума

О масштабе мероприятия говорит хотя бы массовость делегаций и статус представителей стран. Англия отрядила в Париж около 500 дипломатов и экспертов во главе с премьер-министром Дэвидом Ллойдом Джорджом. США командировали в Европу президента Вудро Вильсона и около полутысячи аналитиков и дипломатов. Американцы плыли на одном из самых современных лайнеров того времени «Джордж Вашингтон» в сопровождении нескольких боевых кораблей. Пытались не отставать по престижности и численности делегаций и другие страны. Понятно, все гостиницы Парижа были заняты, и в городе все это время действовали усиленные меры безопасности. 

Весь год работы конференции действовали четкие и даже жесткие правила. По протоколу все утвержденные в программе вопросы и петиции изначально должны были быть рассмотрены в Верховном Совете. Так называемом «Совете десяти». В него входили главы США, Великобритании, Италии и Франции плюс министры иностранных дел этих стран, а также два делегата от Японии. На самом деле все решалось в «Большой четверке» между Вильсоном, Клемансо (президент Франции), Ллойдом Джорджем и Орландо (премьер-министр Италии). И надо сказать, даже по незначительным вопросам они с трудом находили общий язык, поэтому форум затянулся больше чем на год. 

Всего же на конференции было представлено 27 стран (практически весь мир, за исключением государств, проигравших войну), разделенных на четыре рабочие группы. В первую входили «державы-победительницы» (воюющие страны) и имеющие «интересы общего характера»: Франция, Англия, США, Италия и Япония. Больше всего прав и возможностей было именно у них. Вторая — воюющие страны, «имеющие интересы частного характера»: Португалия, Румыния Бельгия, Сербия, Никарагуа, Либерия, Гаити, Китай. Их права были уже ограничены, делегаты этих государств приглашались лишь на заседания, которые их касались. Третья группа — Эквадор, Боливия, Перу, Уругвай. Для них действовали те же ограничения, что и для второй группы. Четвертые — находившиеся в стадии формирования и нейтральные страны. Права минимальны: ответить на вопросы, если они будут у представителей первой группы. Скорее это было наблюдательным и консультативным правом.  В эти категории попадала и объединенная делегация УНР и ЗУНР.   

Как в Париже 100 лет назад судьбу Украины решали

«Большая четверка» «перекроившая» мир (слева направо): Дэвид Ллойд Джордж (премьер-министр Англии), Витторио Орландо (премьер-министр Италии), Жорж Клемансо (президент Франции), Вудро Вильсон (президент США).

Карта с Кубанью и другие презентации

Косвенным правом для появления на конференции «стран, находившихся в стадии формировании» стала знаменитая концепция «самоопределения народов», выдвинутая президентом США Вудро Вильсоном в его проекте мирного договора «Четырнадцать пунктов Вильсона». Да, уже тогда от сигналов, поступавших из-за океана, зависели геополитические настроения всего мира. Что поделать, Европа погрязла в долгах, и большей частью кредитовались страны Старого Света у США. Сама же концепция хоть и была спорной, но предполагала появление на карте на месте распавшихся империй новых государств. Вот и потянулись…

Относилось это в первую очередь к территориям, оставшимся не определившимися после развала Российской империи: Закавказье, Прибалтика, Украина. Любопытно, но никто эти страны в Париж не приглашал, но и не запрещал им приезжать. В Украине отнеслись к возможности быть признанными в Европе с энтузиазмом. При удачном раскладе можно было заручиться поддержкой Запада и реально, вклинившись в противостояние «красных» и «белых», сохранить свою государственность. 

Делегацию сформировали быстро. Еще в конце 1918 года постановили отправить в Париж Чрезвычайную дипломатическую миссию. Не маленькую, кстати, около 100 человек. Возглавил десант Григорий Сидоренко, экс-министр путей сообщений УНР. Уже ближе к экватору 1919 года лидер делегации был заменен на более опытного и авторитетного в Европе графа Михаила Тышкевича. Впрочем, как и его предшественник, каких-либо реальных успехов он так и не добился, хотя надежды были.

Все «молодые страны» везли в Париж презентационный материал. Цель одна — доказать то, что они достойны быть независимым государством. И поскольку доступ к первым лицам конференции был ограничен, пытались играть на общественном мнении. Отсюда безумное количество брошюр, рекламных буклетов и откровенных агиток, раздаваемых на улицах.

Но были и другие проявления презентационных амбиций. Где-то на уровне авантюризма. Помните скандал с картой Украины, где ее частью была отмечена Кубань, чуть-чуть Беларуси и кусочек современной Польши? Такая карта действительно существовала. И ее привезла в Париж делегация Сидоренко. Сегодня сложно понять, почему она была взята за основу. Кто-то грешит на исследования правительства Скоропадского. Кто-то говорит об экспедициях этнографов, нашедших исторические поселения украинцев на этих территориях. Понятно одно — это была авантюрная идея максимум. Теоретически это наша территория, но готовы согласиться на меньшее. Аппетиты стремительно падали. Пока в Париже заседали, в Украине влияние УНР и, соответственно, контролируемые Петлюрой территории уменьшались. 

Как в Париже 100 лет назад судьбу Украины решали

Весь 1919 год в Париже проходили военные парады и торжества. 

Большая политика не любит дилетантов

Итог конференции для УНР был провальным. Их не отвергли, но и не признали. Во многом из-за плавающей позиции самой делегации ЗУНР и УНР. Дипломаты запада и центра Украины хоть и заявились одной командой, во многом преследовали разные цели. К тому же и профессиональный уровень посланников оставлял желать лучшего.  

Главная же причина проигрыша во французском противостоянии была в другом.  «Российский большевизм» был настолько непонятен и непредсказуем для остального мира, что ничего не оставалось, кроме как создавать между ним и европейской цивилизацией некую буферную зону, куда территориально попадала и Украина. 

Да и само место проведения конференции было проигрышным для Украины. Во Франции пророссийские настроения были слишком сильны, и политики уровня Петра Струве и Павла Милюкова запросто переигрывали молодежь, приехавшую из УНР. 

К тому же Европа делала ставку на сильных. В нашем конкретном случае на Польшу, с ее территориальными амбициями и сильной армией. 8 декабря 1919 года в Париже практически дали «добро» на оккупацию Польшей Восточной Галиции, мотивируя это заботой о безопасности местного населения. Украинская делегация уже тогда могла начинать собирать чемоданы. 

КСТАТИ

Признание Ватиканом не помогло 

Одной из попыток обратить на себя внимание участников конференции стало признание УНР со стороны Святого Престола. «Апостольский престол, признавая благородный характер украинской нации, преподнесет молитвы за ее процветание, не сомневаясь, что право на самоопределение, которое уже признано за другими народами Российской империи, будет также признано и для Украины», — отмечал в послании от 16 июня 1919 года к Симону Петлюре   Папа Римский Бенедикт XV. Однако светская власть к мнению церкви решила не прислушиваться.

Источник: https://kp.ua/life/654161-kak-v-paryzhe-100-let-nazad-sudbu-ukrayny-reshaly