«Нет хуже старости, когда рецепт котлет и обсудить не с кем»

"Нет хуже старости, когда рецепт котлет и обсудить не с кем"

"Нет хуже старости, когда рецепт котлет и обсудить не с кем"

Маша, Маша…

Это Мария Игнатьева, одна из подопечных благотворительного фонда «Каритас», помогающего пожилым людям. Женщине 83 года, и много лет она живет одна: муж умер, сын в разъездах, здоровье слабое, из-за чего несколько лет Мария Игнатьева буквально заперта в четырех стенах квартиры. Поэтому пару раз в неделю к ней заглядывают социальные работники, и в такие дни их подопечная преображается: красит губы розовой помадой, наряжается, расставляет на столе чашки и раскладывает в блюдца печенье с конфетами. 

— Васенька, возьми еще конфетку, что же ты! — точно заботливая родная бабушка, Мария Игнатьева пододвигает нашему фотографу блюдца со сладостями. — И молочка в кофе побольше лей, а то сил не будет работать.

На самом деле угощаться нам немного совестно. Но обижать хозяйку не хочется. Поэтому мы тихонько жуем печенье с конфетами и расспрашиваем соцработников про их подопечных.

— Истории разные бывают, — делится со мной сотрудница «Каритаса» Мария Братченко. — Помню, ухаживала за пожилой парой. Он — бывший летчик, косая сажень в плечах, статный мужчина, но старость заставила слечь. Жена его тоже почти не вставала. Я старалась приходить несколько раз в неделю: готовила, убирала, помогала с гигиеническими процедурами. До сих пор слышу нежное: «Маша, Маша». Возьмут меня за руку и до самого моего ухода не отпускают, так нуждались в общении. 

Два варианта помощи

Для одиноких пожилых людей есть два варианта помощи от государства: вызов социальных работников на дом или переезд в пансионат. Первый вариант подходит не всем — некоторые нуждаются в постоянном уходе, в то время как соцработники порой приходят не чаще раза в неделю. А в дома престарелых за счет государства попадают не все. Да и условия в некоторых пансионатах такие, что пожилые люди до последнего предпочитают оставаться дома. 

— Есть группы пожилых людей, которые действительно нуждаются в постоянном уходе и медицинском осмотре, — рассказывает другая сотрудница фонда, а в прошлом медсестра одного из киевских домов престарелых Алла Качур. — Те, у кого, например, прогрессирует болезнь Альцгеймера или деменция. Элементарные домашние дела для таких людей становятся трудновыполнимыми, а иногда даже опасными: они могут забыть выключить газ в квартире, закрыть воду. Государство при необходимости обеспечивает пожилых людей местами в домах престарелых, где есть постоянный уход. Но по стандартам на помощь могут рассчитать только те, у кого нет детей или дети на пенсии. Порой, когда мы узнаем о людях, не получающих уход, и приходим к ним, то застаем их в жутких условиях: грязными, с пролежнями до костей.

— А разве в государственных пансионатах с пожилыми людьми такого не случается? — спрашиваю я. 

— Думаю, всему есть объяснения, — отвечает Алла. — Например, когда к нам приезжали коллеги из Германии, я спросила: сколько на персонал в пансионате приходится пациентов? Мне ответили: 2,5 человека на медсестру. Меня это нервически рассмешило. У нас в пансионате было две санитарки на 40 человек, 15-20 пациентов на одну медсестру. Работали только женщины, а контингент тяжелый, много лежачих, есть психбольные, у половины деменция, болезнь Альцгеймера. 

Чтобы условия были приличные, нужна конкуренция. Например, за границей есть такие варианты для пожилых людей: помощь на дому, в пансионате или на дневном стационаре. Последний вариант как раз подходит тем, кто может сам передвигаться, хочет оставаться дома, но пару раз в неделю нуждается в уходе, медобслуживании. Соцработники предлагают таким людям дневной стационар: утром пенсионеров привозят к врачам, где они общаются с другими пожилыми людьми и проходят осмотр, а вечером возвращаются домой. Но у нас государственная монополия в этой сфере, и дальше помощи на дому нас не пускают.

Любви все возрасты покорны

В провинции с государственными домами престарелых ситуация сложная. Алла Качур рассказывает, что, например, в Ивано-Франковской области еще пару лет назад людей, которые остались одни и не могли за собой ухаживать, государство финансово не обеспечивало местами в пансионатах, и старикам помогал Красный Крест. А потом такой возможности не стало. Периодически всплывали истории о жутких условиях в домах престарелых Запорожской области, где нет телевизоров, грязные обои, а туалет заменяет пластиковое ведро.

В Киеве же все неплохо: в комнатах живут по двое, всегда есть медсестры, два раза в неделю приходят врачи-специалисты — хирург, гинеколог, стоматолог. Не забывают про пожилых людей и волонтеры — несколько раз в месяц устраивают чаепитие, чтение стихов, хоровое пение. 

— Наши подопечные живут, как в общежитии — ссорятся, дружат, женятся. Скучать некогда, — шутит Алла Качур.

— Что, прям женятся? — улыбаюсь я.

— А как же! Любви все возрасты покорны! — отвечает моя собеседница. — Помню, к нам в пансионат поселили интеллигентного дедушку 80 лет, переводчика с немецкого. За год до нашей встречи его сбила машина, дочка-пенсионерка жила в Германии, и так как он не мог за собой ухаживать, она оформила его в госпансионат. Поселился он на моем этаже. А в комнате напротив — бабушка 90 лет, божий одуванчик с деменцией. И наш дедушка с нее глаз не сводит: раз заглянет, второй, третий. Объясниться-то они едва могут. К бабушке постоянно приходила дочка, приносила еду, а наш дедушка не наедался, сколько бы ему ни давали. Так эти двое и сошлись: она стала ему носить угощения, он за ней везде следом ходить. Такая романтическая история. Потом бабушку забрали домой, и наш дедушка долго тосковал. 

"Нет хуже старости, когда рецепт котлет и обсудить не с кем"

Марии Игнатьевой 83 года. Фото: Каритас

От чистого сердца

У каждого постояльца — своя история. И свадьбы гуляют, и детей воспитывают — в пансионатах случалось и такое, ведь постояльцы не только пожилые люди, но и, например, бывшие воспитанники детских домов, нуждающиеся в особом уходе. Были среди жильцов и творческие люди — поэтесса, которая устраивала вечера стихов, и известные — олимпийская чемпионка по плаванию. 

— Поэтесса — волевая женщина, — вспоминает Качур. — Полиартрит скрутил ей суставы, а она таблетки в последнюю очередь пила, когда совсем терпеть боль не могла. Все свои стихи нам читала на память, везде носила за собой тетрадку толстенную. К ней никто из родных не приходил, только волонтеры. А она светлая такая, всегда гостям конфеты в руки тихонько клала. Угощайтесь, говорила, это вам от чистого сердца.

Конечно, случаются и страшные, и грустные истории. 

— Однажды привезли женщину. Тучную, сама не ходила, долгое время провела в больнице и нуждалась в постоянном присмотре. Дома заниматься этим некому, поэтому сестра оформила ее в пансионат, — вспоминает моя собеседница. — И вот привозят ее в пятницу, а она весь день словно воды в рот набрала: молчит, есть отказывается. Мы ее и так уговаривали, и эдак — ни в какую. В субботу приходит ее сестра — с ней тоже не разговаривает, злится. В воскресенье сдаю смену, смотрю, она воду начала пить. Думаю, ну отошла. Прихожу в понедельник в обед, навстречу бежит моя сменщица: «Алла, умерла наша постоялица». Я глаза округлила в ужасе: «Да не может быть! За три дня от голода не умирают!» Вызвали скорую, те зафиксировали время смерти, забрали. Говорили, сердце не выдержало. Так сильно обиделась. 

Алла Качур говорит, все знают, что в дома престарелых приходят «доживать старость». Но есть те, кто оптимистично настроены: смеются, заводят новые знакомства и продолжают жить. Потому что, как сказала Мария Игнатьева, угощая нас чаем с конфетами, нет ничего хуже одинокой старости, когда новый рецепт котлет и обсудить не с кем. 

Репортаж из столичного Дома престарелых читайте в следующий вторник. 

Справка «КП»

Международная благотворительная организация «Каритас» существует в Украине с 1994 года и работает по 5 направлениям: помощь детям и молодым семьям, находящимся в кризисной ситуации, охрана здоровья, помощь людям с особыми потребностями, социальная проблема миграции, помощь в чрезвычайных ситуациях. У фонда есть 20 региональных отделений в 15 областях страны.

Основатели «Карітас-Україна» — глава Патриаршей курии УГКЦ Блаженнейший Святослав Шевчук и епископ Нью-Вестминтерской епархии УГКЦ владыка Кеннет Новаковский.

Источник: https://kp.ua/life/653812-net-khuzhe-starosty-kohda-retsept-kotlet-y-obsudyt-ne-s-kem